Екатеринбург

АМЕРИКАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ ГЛАЗАМИ ЕКАТЕРИНБУРЖЦА, НАХОДЯЩЕГОСЯ В НЬЮ-ЙОРКЕ

Так оказалось, что один из жителей Екатеринбурга сейчас учится в нью-йоркском университе: юрист ОО "Сутяжник" Антон Бурков. Вчера мы связались с ним и попросили написать свои впечатления о произошедших в Америке событиях. Текст приводится дословно., 13.09.2001


Всем привет! Простите, что долго молчал. Почему, узнаете из статьи. Я сейчас плохо соображаю - не спал двое суток - и поэтому не могу понять достойно это печати или нет. И простите за большое количество ошибок (наверное их много).

Вниз по Бродвею до… или трагедия глазами российского волонтера

Куда идут гости города, приезжая в Нью Йорк? - посмотреть на город со 107-этажной высоты блезняшек-зданий Центра Международной Торговли. Я не был оригинален и 25 августа сделал множество снимков Нью Йорка с неимоверной высоты и великолепные портреты «близняшек». Эту пленку я закончил 11 сентября кадрами страшных развалин. Не смотрел я этот «фильм»… Утро 11 сентября. Мой «временный дом» находится на острове Манхеттен недалеко от студенческого городка Колумбийского Университета, как я понял позже, в двух часах ходьбы до Центра Международной Торговли, что примерно в 130 кварталах. 9-30 - как обычно начались занятия в Университете. После лекции ко мне подошла Андреа (студентка из Германии) и что-то взволнованно сказала про самолеты, атаковавшие Центр Международной Торговли. Я извинился и ответил, что не смотрел вчера телевизор, поэтому поделиться своими впечатлениями о фильме не могу. О том, что меня спрашивали не про фильм, а про реальные события Нью Йорка 11 сентября я понял спустя 10 минут, когда получил электронные сообщения из России, что Центр Международно Торговли разрушен. Что происходит? 12:00. Занятия в Колумбийском Университете отменены. Всех студентов просят сообщить домой, что с ними все в порядке. 13-00. Просто сидеть и смотреть новости не было сил. Да и узнать, что-то из местных СМИ было тяжело. Местные информационные серверы, как наиболее оперативные СМИ, были перегружены от посетителей и постоянно выдавали ответ «Сервер не доступен». Собрал рюкзак, одел шорты и сланцы, захватил фотоаппарат и диктофон, который помогал мне разбирать лекции на английском языке и пошел вниз по Бродвею (Бродвей - авеню, ведущее к Центру Международной Торговли). Единственное, что говорит о случившемся - это недоумевающие лица жителей Нью Йока, это образовавшаяся на Бродвее пробка по напралению от Даунтауна (Downtown - район Манхеттена, где находился Центр Международной Торговли) в Аптаун (Uptown - верхняя часть острова Манхеттен). Противоположная линия полностью свободна. В Даунтаун можно добраться на автобусе и метро. Но иду пешком, чтобы разобраться, что происходит. Иногда втречаются очереди у телефонов-автоматов. По дороге слушаю карманное радио. Режет ухо часто повторяющаяся фраза дикторов - «… where the World Trade Center was… was… was… был…». Как это «был»? (Бродвей пересекают пронумерованные улицы - номера улиц уменьшаются по мере приближения к Центру Международно Торговли). 88 улица - все спокойно. Только одинокая пожарная машина повернула по напрадлению к Даунтауну. В небе с ревом пролетел ястребитель, военный ястребитель. Женщина со страхом во взгляде проводила пролетающий военный самолет, видимо думая, что это очередной захваченный самолет. Ужасный инстинкт. 73 улица. По прежнему тишина. Позднее - еще два ястребителя. 61 улица. Подхожу к району первых небоскребов. Тишина. Снова карманное радио - всех докторов и медсестер просят прийти в мобилизационный пункт. Еще один ястребитель пролетел за небоскребами. Этот реактивный звук отражающийся от сверкающих гигантов вызывает совершенно определеное чувство возможности новой атаки. Это обяъясняет провожающие взгляды прохожих. Но, по-моему, еще никто не верит в то, что действительно произошло. Нет, это не реальность, это просто общегосударственный анонс нового «Дня независимости», нового триллера по всем телевизионным каналам!!?? В это действительно невозможно поверить, потому что нью-йоркская жизнь за 70 кварталов до места трагедии абсолютно не изменилась. 50 улица. Где-то далеко, между верхушек небоскребов на фоне чистейшего неба видно небольшое облако, которое напоминает обычную грозовую тучу, появляющееся почти каждый день. Но все понимают, что это не очередная гроза. Ястребители. 44 улица. Пробка во всех направлениях. 43 улица. Первый полицейский патруль. Люди интересуются, спрашивают. Регулировщик - светофоры не спраляются с таким потоком машин. 42 улица. Вот и я пострадал - врезался в какую-то женщину, задрав свою голову на небоскребы. Женщина не пострадала. Время 14-55. Улицы не перекрыты, но никто не едет в сторону Даунтауна. Опять все спокойно. 28 улица. Ничего, кроме «тучи», не напоминает о случившемся. 27 улица. Все магазины закрыты, жалюзи опущенные, машин на улице нет. 20 улица. «Облако» превратилось в темно-синие клубы дыма. И очень странно - в них что-то сверкает, как фотовспышки. Что это? 13 улица - вижу первого врача. 8 улица. Опять все спокойно. Но это спокойствие меня поразило. Здесь расположен небольшой городской парк. И люди просто сидят, общаются, пьют соду, греются на солнышке, смотрят на фонтан, регулярно поворачивая свои головы… на клубы дыма - как-будто смотрят тот триллер, который анонсируют все телеканалы мира. Это странно. Люди совершенно спокойны. Как многолик этот город! Или они действительно не понимают, что происходит и думают, что смотрят фильм под открытым небом. В километре от парка погибли десятки тысяч человек, а здесь обычный день. Кажется, что это произошло не на острове Манхеттен, а где то там, за проливом и даже не в Нью Йорке. Идк дальше. На улице встречаю полицейскую машину, приехавшую с места трагедии. Она в 3-х сантиметровом слое пепла или крошки бетона. Нет, это не фильм, это реальность. Что же происходит там? Напротив здания Международного торгового суда сколачиваю носилки. Далее скопление народа - призывают добровольцев. Все полицейские в марлевых респираторах и не случайно. Обращаю внимание на асфальт - он весь в пепле и бетонной крошке. Здесь невозможно без марлевой повязки - на зубах хрустит бетонная крошка. Снимаю рубаху и превращаю ее в самодельный респиратор. Вперемешку с пеплом и крошкой валяется документация. Последний день Помпеи? Что же все-таки происходит? Это зима после атомной войны?! «Зима» в Даунтауне Везде серый перел и крошка, все машины покрыты плотным слоем этого «снега». Место оцепления - Брукленский мост. Волосы, глаза, нос, рот забивает «снег». Вот что сверкало на солнце в синих клубах дыма - это был «бетонный снег». Все дороги, машины покрыты «серой пеленой». Воздух пропитан этой опасной для легких крошкой, которая не оседает от сильного ветра, что придает еще большее ощущение атомной зимы. Пока спасает рубаха. Развязка Бруклинского моста. Много полиции, пожарных, спасателей. Иду с группой добровольцев. Их здесь называют волонтерами. Повсюду расклеяны объявления о приеме крови. Всем выдали респираторы. На одной из улиц «снег» перемешен с водой - не застывший цемент. Дышать тяжело даже через респиратор. Это «зима», где 30 градусов жары и бетонный снег. И дым. «Снег» залепляет объектив фотоаппарата. Вытирать нельзя - испортишь объектив. Вот она - знаменитая Wall-street - никакого движения. Я в сандалях и шортах - мои ноги поседели от пепла. Нас человек 20 волонтеров. Странно! В дверях магазина как ни в чем не бывало спит местный бомж. Мы конечно спросили «все ли в порядке». Но ему, по-моему, хорошо. Видно, «намородерился». До «места» 2 квартала. Перед нами столб пыли, пепла, дыма и не понятно, что за ним. Заходим в темноту. Зима и ночь. Вдруг проявляется брошенный грузовик с кока-колой. Мы в самом эпицентре - везде горы мусора, осколки, разбитые машины. «One Liberty Plaza» Время 16-00. Наша команда волонтеров находится на 1-м этаже здания «One Liberty Plaza», где расположен наскоро разбитый штаб, госпиталь, кухня. Помню, что в 30-40 мертах от «One Liberty Plaza» 2 недели назад я пытался захватить в фокус «близняжек». Тогда получилось. Очень много пострадавших спасателей, пострадавших от пыли и от усталости. Глаза просто забивает пылью - защитных очков на всех не хватает. Нас определили промывать глаза спасателям. Они приходят сами, некоторые наощупь, или их приводят под руки (работают на износ) и усаживают в офисные стулья, над которыми висят капельницы с водой. Марля, вода и капли - операция занимает не более 5 минут. Кто в силах одевают шлем и идут обратно. У многих проверяют пульс, снимают кардиограмму, одевают кислородную маску. Для «тяжелых» отведен свой угол холла. Во время этих процедур в карманах спасателей раздаются звонки сотовых телефонов - звонят родственники. Ответ очень которкий - «я ОКей, извини, я должен идти». Вдруг раздается крик «Покинуть здание» - сработала пожарная сигнализация. Начинается эвакуация. Но спустя 5 минут команда «отбой» - огонь ликвидирован. Темнеет окончательно. В здании проводят свет от работающих на бензине генераторов. Место катастрофы освещается мощными прожекторами - работа не прекращается ни на секунду. Преступление против кого? Я познакомился с ребятами, которые были в нашей команде волонтеров. Это всё - гости города. Мы назвали нашу команду «International Team» (Международная команда). Запомнил только несколько имен и глаза, светящиеся желанием помочь, - лица были закрыты респираторами: Нелли из Англии, Келли из Шотландии, Дин из Англии, Борис из Германии… Кто-то приехал на каникулы, кто-то на учебу. Так против какой страны, против граждан какого государства был направлен это терракт? Нью Йорк - город эмигрантов, город, где живут люди со всего мира. Центр Международно Торговли - это здание “Open for public”, что значит место открытое для посещения. Это преступление не против американского народа, не против Правительства США, это преступление против всего мира. Это преступление против нас с вами. Это преступление против той Нелли из Англии и Бориса из Германии, которые лишь случайно не пришли посмотреть на «блезняшек» на 7 часов раньше как гости города и сознательно пришли сюда как волонтеры. Закончилась вода. По пути за водой видим, как из соседного здания убегают крысы. Их много. Мысль: неужели еще одно…? Цементная крошка, перемешавшись с водой из пожарных колонок, превратилась в вязкую кашу цемента. Давно понял, что ошибся, когда, уходя из дома, одевал сланцы. 5 часов утра - нет сил. Ужасно горят ноги. Нас сменяют «свеженькие» (“fresh” как их здесь называют). Первый этаж полностью занят отдыхающими спасателями. Приходится искать ночлег этажами выше. Благо их там около сотни. Высоко подниматься не приходится - на втором этаже мы находим магазин одежды - дешевых в этом районе не бывает. Пыли - не меньше, чем на улице - со стороны Центра Международной Торговли разбиты все окна. Взяв для «примерки» предлагавшиеся со скидкой три одинаковых пальто (смотрю на бирку) по $400 за штуку, бросаю их в пыль, сооружаю постель и засыпаю. Никогда не спал на таком дорогом пастельном белье. Только сейчас удалось снять респиратор. 12 сентября, 8-00 утра. Рассвело. Пожар продолжается. Выглядываю в разбитое окно со стороны Центра Международной Торговли и… Где мои «блезняжки»? Их нет. Одни гнутые алюминиевые шпалы, арматура, которая еще недавно служила внешним оформлением знаний. Сейчас это криво торчащая из груды обломков бетона арматура. Первая «близняжка» разрушена полностью. 7 сгоревших этажей - это все, что осталось от второй «близняжки». Бурков Антон студент Колумбийского Университета (Манхеттен, Нью Йорк, США), юрист общественного объединения «Сутяжник», житель г. Екатеринбурга. Телефон в Нью Йорке: 212-280-6572 (гостиница) 212-851-1060 (офис) e-mail: anton_burkov@hotmail.com разница во времени 10 часов 2001-09-12 21:15 - - - - - - - - - - - - - - P.S. Кровь у иностранцев, проживающих в США менее двух лет не принимают.

Исходный текст

Автор:

Источник:

Дополнительные ссылки